Энергетический сектор России на фоне санкций столкнулся с целым рядом трудностей — как в обслуживании высокотехнологичного оборудования, так и в поставках комплектующих. О том, как сектор электроэнергетики прошел сложный год, его перспективах в 2023 году, а также о восстановлении инфраструктуры новых регионов РФ в интервью ТАСС рассказал замминистра энергетики РФ Евгений Грабчак.

— Евгений Петрович, в 2022 году российская экономика и в частности энергетическая отрасль столкнулись с беспрецедентным санкционным давлением. Как, на ваш взгляд, энергетика прошла такой непростой год?
— В целом отрасль справилась достаточно неплохо, энергопотребление по итогам года выросло на 1,5%. Более того, компании с государственным участием наращивали свои инвестиционные программы, финансовые показатели генерирующих, сетевых и сбытовых компаний также стабильны. Реализованы все запланированные инвестиционные и ремонтные программы, планы по реконструкции и модернизации. Хочу сказать, что тот запас прочности, который создан в российской энергосистеме, позволил обеспечить все потребности экономики и населения в электроэнергии.

— Ряд отраслей промышленности снижали объемы производства или вовсе останавливали предприятия, а относительно теплая погода также не способствовала росту потребления электроэнергии. За счет чего удалось добиться роста показателя?
— Вы правы, декабрь был не очень холодный, но тем не менее очередной рекорд потребления мощности в Единой энергосистеме РФ был побит. Это как раз говорит о том, что рост энергопотребления обеспечен не только температурным фактором, но и ростом спроса экономики на электроэнергию. На Дальнем Востоке и в Сибири потребление росло за счет перенаправления грузовых потоков на Восток, на юге страны — за счет туристической отрасли. Плюс население тоже было одним из источников роста спроса. А еще не стоит забывать о тенденции к оздоровлению экономики после ковидных ограничений.

— А были отрасли, где наблюдался существенный спад потребления?
— Традиционно это машиностроение, но к концу года ситуация начала выправляться. Были колебания в металлургии и железнодорожных перевозках, в деревопереработке. Да, в определенный период экономическая активность была недостаточной, но экономика смогла перестроиться и вернулась к росту спроса на электроэнергию.

— Какой прогноз потребления на 2023 год?
— Мы достаточно консервативны в прогнозах, поэтому умеренно оптимистичные ожидания — рост составит примерно 1-2%. Я думаю, что будет около 1,3-1,5% без учета новых регионов.

— Вы сказали, что энергетические компании наращивали инвестиции. Сколько они составили в 2022 году?
— Если смотреть в целом — около 1,1–1,2 трлн рублей, в 2023 году ожидаем 1,3 трлн рублей. Причем совокупные инвестиции в компаниях с государственным участием составили 850–870 млрд рублей. Все намеченные планы, естественно, сохраняются — продолжается строительство Восточного полигона РЖД, присоединение крупных потребителей Дальнего Востока и Сибири, модернизация распределительного сетевого комплекса. Значительные инвестиции были направлены на восстановление инфраструктуры новых регионов РФ, а в этом году объем вложений будет увеличен. Поэтому нельзя говорить, что отрасль лишена инвестиций, наоборот, техническая целесообразность реконструкции и модернизации электросетевого комплекса больше, чем возможности по привлечению капитала.

— К сетям и новым регионам мы еще вернемся. В продолжение разговор об энергетических компаниях — удалось ли им избежать дефицита комплектующих и сохранить нормативный уровень надежности оборудования?
— Да. Мы совместно с нашими генкомпаниями очень внимательно наблюдали за сроками завершения запланированных ремонтов и по объектам генерации, и по сетевому комплексу. Конечно, были подвижки из-за изменений в логистике, поиска новых поставщиков, но за два-три месяца компании справились с этими вызовами. Поэтому все ремонты, по крайней мере того критического оборудования, которое необходимо для надежной работы инфраструктуры, были завершены.
Подчеркну, что мы с 2014 года занимаемся темой технологического суверенитета — и это позитивная для России тенденция, так как мы научились полагаться на собственные ресурсы. А текущие события только дали новый импульс для развития российского энергомашиностроения

— С электросетевым оборудованием та же ситуация?
— Да, предприятия сейчас загружены заказами на полгода-год вперед. Иногда компании обращаются к партнерам из стран ЕАЭС и совместно осуществляют поставки электротехнического оборудования.

— Но стоимость оборудования и комплектующих выросла. Компании не сокращали объем инвестпрограмм в физическом выражении?
— Физический объем инвестпрограмм в 2022 году был точно не ниже предыдущих лет. Наоборот, как я уже говорил, есть тенденция к росту и физических, и финансовых объемов инвестиций.

— В прошлом году заработал механизм экономии ресурса иностранных газовых турбин. Насколько эффективно он себя показывает?
— Он работает, но объем отбора небольшой — около 1,6–1,8 ГВт. Все те проблемы, о которых ранее говорили эксплуатанты газовых турбин, они либо решены, либо в финальной стадии разрешения. В России около 15 компаний, которые осуществляют сервис газовых турбин, причем не только средние, но и капитальные ремонты. Все решения в части систем управления, замены лопаток, оборудования для сервиса уже доступны и в России. Поэтому механизм экономии ресурса — он больше для подстраховки.

— Давайте поговорим о надежности энергоснабжения. Минэнерго разработало программы повышения надежности в ряде регионов страны. Были ли пересмотрены эти программы и затраты на них?
— Да, по 18 регионам разработаны программы, по десяти из них есть соответствующее поручение президента РФ. И вот эти десять — это те регионы, где мы действительно наблюдаем проблематику, связанную с тотальным недофинансированием распределительных сетей. Планы по привлечению федеральных средств и собственных средств компаний не менялись, мы эти программы адаптируем и пересматриваем, в том числе их приоритетность с учетом тех данных, которые мы получаем в результате массовых нарушений электроснабжения.
Отмечу, что региональные власти начали брать реализацию этих программ в свои руки и решать проблемы бесхозяйных сетей и недобросовестных ТСО самостоятельно. Объем финансирования программ составляет около 120 млрд рублей по десяти регионам, по которым есть поручение президента, но сумма корректируется с учетом вносимых изменений.

— А на каком этапе находится законопроект о системообразующей ТСО?
— Мы решили еще раз сверить часы с общественностью, с сетевыми компаниями и более детально подошли к вопросу бесхозяйных сетей. В высокой степени готовности находятся подзаконные акты, например критерии отнесения к системообразующей ТСО. Но общая идеология законопроекта не поменялась, мы уверены, что он принесет большую пользу и внесет порядок в предсказуемость развития сетевого комплекса, сбалансированность инвестиций. Надеемся, что в этом году он будет принят Госдумой.

— В продолжение темы надежности энергоснабжения. С начала года был зафиксирован ряд крупных нарушений. Как вы оцениваете прохождение текущего осенне-зимнего периода?
— В целом стабильно, но аварий, связанных с погодой, избежать не удалось. Самые неблагоприятные условия — это переходы через 0 градусов и ледяные дожди, которые приводят к непроектным нагрузкам на электросетевое хозяйство.
Например, погода повлияла на надежность энергоснабжения в Дагестане. События показывают, что ситуация там действительно была запущена с точки зрения поддержания технического состояния сетевого хозяйства. В регионе огромное количество бесхозяйных сетей, к которым бесконтрольно подключается большое количество неквалифицированных ТСО, переходящих от одних собственников к другим. Дагестан — это яркий пример того, к чему приводит бездействие или недостаточное внимание со стороны региональных властей к проблеме энергоснабжения и электросетевого комплекса. Там необходимо провести огромный массив работ для стабилизации ситуации с энергоснабжением.

— Но в целом по стране с учетом проводимой работы Минэнерго отмечает снижение числа аварий, времени на восстановление?
— Нет одинаковых условий во всех регионах. Конечно, магистральный комплекс демонстрирует хорошие показатели, а вот распределительные сети — это болевая точка, но там, где разработаны или уже реализовываются программы повышения надежности, мы видим, что аварийность существенно снижается. Положительная динамика наблюдается на Сахалине, в Приморском крае, где была проведена модернизация и реконструкция сетевых объектов. Уверен, что по завершении всех упомянутых программ жители регионов увидят существенное улучшение условий электроснабжения.

— Как идет восстановление инфраструктуры новых регионов?
—В кратчайшие сроки был построен газопровод из ДНР в Запорожскую область, возобновлена работоспособность Луганской ТЭС и Каховской ГЭС, создано большое количество аварийного резерва и запасов, что позволило войти в осенне-зимний период с неплохими показателями.
Но главное — обеспечена стабильная связь с российской энергосистемой и единой системой газоснабжения

— Сейчас разрабатывается программа социально-экономического развития этих территорий до 2030 года. Какая часть в ней уделена отраслям ТЭК?
— Надо понимать, что программа комплексная, а энергетическая инфраструктура является базой экономического развития и элементом социальной стабильности, обеспечивая каждого человека необходимыми услугами. Поэтому в ней заложен значительный объем работ, который должен гарантировать приемлемый уровень жизни людей и удовлетворить потребности промышленности. По программе в части ТЭК в новые регионы планируется направить в течение трех лет значительные инвестиции. Более того, мы занимаемся не только восстановлением инфраструктуры, но и организацией деятельности по принципам и нормативной базе, принятой в других регионах РФ.

— Вы говорили, что считаете целесообразным передать объекты генерации в новых регионах крупным российским компаниям. Обсуждали ли с ними этот вопрос?
— Мы находимся в переговорах. В любом случае это будет федеральная собственность, и государство будет привлекать специалистов и крупные российские компании для построения оптимальной бизнес-модели и внедрения процессов, которые в этих компаниях используются. Я думаю, что в перспективе они могут перейти в собственность действующих энергокомпаний, но это произойдет только после того, как в целом ситуация стабилизируется и будут выстроены новые контуры взаимоотношений со всеми участниками.

ТАСС

Версия для печати

Ранее

08.05.2024 11:55В Госдуме состоялось обсуждение проекта федерального закона, направленного на повышение надежности и безопасности систем теплоснабжения

26.04.2024 20:17Председатель Набсовета Ассоциации «Совет производителей энергии» рассказала об актуальных вопросах функционирования генерирующих объектов

24.04.2024 06:58Минэнерго предложило в отборе энергомощности на 2027 год учесть рост цен

19.04.2024 17:38Председателем Набсовета Ассоциации «Совет производителей энергии» переизбрана Александра Панина

18.04.2024 11:28Необходимо учесть в параметрах КОМ и КОММОД увеличение расходов на ремонты и модернизацию